ВОЛЧАНКА

Я твердо верю в то, что, если бы все используемые сегодня лекарственные вещества можно было утопить на дне моря, это было бы настолько же лучше для человечества, насколько хуже для рыб.

Оливер Уэнделл Холмс

Одно время меня часто просили рассказать, что я думаю о волчанке как о болезни. "Может ли вода вылечить от волчанки?" — это вопрос, который задавали мне многие, очень многие люди из разных частей света.

Так как тема хронического непреднамеренного обезвоживания как явления, вызывающего болезни, была новой, и мне приходилось вести неравную борьбу за ее включение в число основных направлений научной мысли в нашем обществе, то я старался по возможности уклоняться от дискуссий о волчанке. Они могли осложнить процесс и отсрочить положительный результат. Похоже, что сегодня у меня появилась отличная возможность изложить свои мысли по этому вопросу. К этому меня подтолкнула насущность проблемы, отразившаяся в специальном выпуске журнала Townsend Letter for Doctors Patients за август-сентябрь 1999 года, посвященном волчанке и аутоиммунным болезням.

В этот специальный номер вошли статьи и письма, написанные врачами, специалистами по мануальной терапии, иглотерапевтами, травниками, борцами с загрязнением окружающей среды, натуропатами и самими пациентами. Редакторы журнала постарались представить весь спектр последних мнений о волчанке с точки зрения как академической, так и альтернативной медицины.

В этих материалах я не нашел ни одного упоминания о важности воды для предотвращения или лечения волчанки. Это упущение — недооценка воды как естественного лекарственного препарата — бросилось мне в глаза, и я начал рассматривать волчанку как комбинацию болезненных состояний, вызванных обезвоживанием, что соответствует моей точке зрения на природу болезненных дегенеративных состояний человека.

Один из редакторов, доктор медицины Алан Р. Гэйби, начал свою статью с замечания, которое можно считать самым, на мой взгляд, конструктивным подходом к проблеме волчанки из всех представленных в журнале. Он написал: "Традиционно аутоиммунные болезни принято считать состояниями, когда иммунная система без всяких видимых причин "сходит с ума" и набрасывается на ткани собственного организма. Но, принимая во внимание самые тесные отношения, существующие между разумом, мозгом и иммунной системой, было бы наивно предполагать, что у человеческого организма может не быть серьезной причины делать то, что он делает. Возможно, у организма есть причина, которой мы не понимаем".

В этой главе я попытаюсь показать, что главная проблема в нас самих. Мы совершенно не понимаем природу человеческого организма, у которого есть очень веские, основанные на физиологии, причины делать то, что он делает, включая различные симптомы возведенных нами в ранг болезней.

Исследования убедили меня в том, что у хронического непреднамеренного обезвоживания есть много разных способов продемонстрировать свою бесчеловечную сущность. Не считая устойчивый недостаток воды в клетках физиологическим состоянием, способным вызывать болезненные симптомы, — в четвертом измерении времени, — мы, медики, объединили различные, одновременно проявляющиеся результаты регионального или локального обезвоживания в группы и рассматриваем каждую из этих групп как отдельное состояние.

Естественно, что если без воды нет жизни, и если обезвоживание подталкивает человека к смерти, то чем более выраженными и болезненными становятся множественные проявления, которые следует считать результатами и осложнениями обезвоживания, тем ближе конец жизненного пути.

На мой взгляд, ярким примером объединения таких разнородных состояний может служить группа, которой присвоили название "системный эритематоз", красная (эритематозная) волчанка или, для краткости, просто волчанка.

В этой главе я постараюсь выделить различные признаки волчанки и объяснить, почему я считаю, что корень проблемы в элементарном дефиците воды. Прежде чем я это сделаю, нам необходимо получить какое-то представление о традиционной точке зрения на волчанку.